Риантрая

Объявление

Вы видите не все локации форума.                     
Другие территории открываются по запросу/сюжетной необходимости.                     

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Риантрая » Южный океан » Корабль "Эбонитовый Сокол"


Корабль "Эбонитовый Сокол"

Сообщений 41 страница 60 из 60

41

Это было ожидаемо. Невелик тот шанс у пленника, что в заточении у бывалых пленителей - подобные правила господствовали и в Драе в давние времена, Малрой их помнил. Единственным различием было то, что у людей не было надежды, не было даже малейшей иллюзии свободы и веры в лучший исход. У них надежда еще была. Кто знает, возможно тоже иллюзорная, но пока ты не столкнулся с неизвестностью, она не выглядит как заведомо проигранная партия. Нужно только добыть себе обратно украденные козыри, а там – как знать, может и подфартит... Надежда еще была. Хрупкая на первый взгляд, непонятная, озлобившаяся и решительная надежда с маревом розовых волос.
- Почему риантрайцы должны пресмыкаться перед демонами?!
Рендер вздрогнул на этих словах. Таких знакомых и пугающих. Обвинительных, сказанных с отвращением. Он был с ними согласен и в то же время, испытывал ужасающий стыд. Стыд за то, что тоже принадлежит тому миру и был рожден поступать так, как поступают все демоны – отбирать и присваивать, накапливать мощь. В стране узурпаторства и тирании не было места иным поступкам, а если и было – то так могло показаться лишь несведущему в истинных мотивах. Возмущение поведением Хитрец не могло заглушить в нем злость на то, как эгоистично и схоже поступает порой он сам, наплевав на всех остальных. Когда циклится на себе как подросток. Бренор и Мэл стали для мага спасительными маячками, привнесшими в жизнь заботу, ответственность и уважение, а он взял и похерил все в одночасье, снова подвел их. Сидя в клетке, раскачивающейся в такт движению корабля, маг впервые с ожесточенным удовлетворением подумал, что заслужил. Заслужил быть лишенным воли, и испытать все то, что пережили люди Драинеи.
"Опять ты за старое. Прекращай это и начинай шевелить мозгами, а не седалищем". Может, он и заслужил кары небесной, но прихватывать с собой других не входило в планы. Тем более Мэл. Тем более незнакомцев.
Скрипучий шум металла привлек внимание полудемона. Клетки передвигались благодаря замысловатому устройству на потолке, похожему на дорожки с выбоинами посередине. Он видел такое однажды, когда бывал проездом в Райтале, столице темных эльфов. Рельсы – достижение и гордость эльфийского народа, созданное сплочением магии и механических устройств. В их грязной и душной каюте они были лишены того искусного исполнения и визуальной эстетики, зато прекрасно выполняли свой функционал: прямые дорожки соединяли каждую клетку между собой, вычерчивая на потолке широкий клетчатый узор. Девушка неохотно, но умело управлялась с устройством, отдавая Мелири ее порцию снеди. Птица звучно защелкала клювом, моментально управляясь с предоставленной пищей, стараясь не разбрасываться объедками в разные стороны, как обычно привыкла делать. Рендер сглотнул слюну, запихивая свой провиант за спину, стараясь не привлекать внимание.
Он проводил Киана взглядом, выражая молчаливую поддержку и в мыслях пожелав тому удачи. Красноволосый не выглядел напуганным и это обнадеживало.
Едва за парочкой закрылась дверь, Малрой незамедлительно достал свою порцию. Осмотрел, принюхался, и с явным разочарованием отметил, что источника масла в ней не было – обычная человеческая пища, лишенная достаточного количества жира, чтобы попробовать смазать крепления клетки. Маг понуро принялся за трапезу, отмечая молящий взгляд птицы, уже расправившейся со своей порцией.
- Не могу, Мэл. Хотел бы, но я не дотянусь. Лови ягоду, - с этими словами, он отправил в полет между прутьями бледно-розовый шарик, на лету перехваченный цепким клювом питомца. Мелири благодарно зажурчала.
Рендер еще раз задумчиво пригляделся к рельсам, медленно пережевывая жесткий сырный ломоть. Насколько он помнил, мастерами в механике были не только деште.
- Мистер Боргаф, что скажете о конструкции над нами? Смогли бы подправить?
Маг перевел взгляд на Райвера, все еще подозрительно молчаливого и оттого, казавшимся совсем другим.
- Эй. Живой?
Не то чтобы он хотел возобновить поток белиберды, который то и дело срывался с губ вампира, но чувствовал небольшой укол совести. Он все таки позволил своему гневу выйти из берегов в тот самый момент, когда у самой кромки стоял такой раздражающий кривляка. Говоря о гримасах, мина у Райвера на сей раз была прескверная.

0

42

Киан, Боргаф, Джим

Напуганным Киан не выглядел лишь по той причине, что не до конца осознавал все, что с ним происходит. С того самого момента, как он очнулся посреди райталийских лесов, неизвестной силой вырванный из своей темницы. Он был великим героем, за плечами которого лежало немало подвигов и еще что-то в этом духе, но все это оказалось лишь чьим-то сном. И не успел он разобраться, почему все так произошло, как его поймали и стали обвинять в том, что он угрожает существованию какого-то эльфа. Он не понимал, отрицал, пока не увидел, как его присутствие сказывается на столь похожем на него юноше. Эриалы говорили, что его, Терренса, не должно существовать, что он пытается занять чужое место и забирает жизненные силы и без того хилого мага. Вампир первым настаивал: Киана необходимо уничтожить! Но тот эльф, Лео, помешал этому случиться. Он искал справедливости. Но оказаться на пороге смерти полуэльфу пришлось уже по воле другого эриала...
Безумец с сиреневыми глазами решил не марать руки и столкнул Киана в прореху, к которой они направились под предлогом изучения. Киан не пытался спастись. Он воспринимал происходящее, как некую данность. Ведь если вся твоя жизнь - чья-то выдумка, то и смириться с подобной участью не так уж и сложно. Но сдаваться было рано.
Его вытащил какой-то старый маг. Сказал, что Киан должен вернуть должок Лео и отправиться в Амену, тогда Лео скажет, где искать Юки. И пропал, точно не бывало.
Ю к и.
От одного этого слова все внутри Киана сжалось и перевернулось вверх дном. Он знал ее. Она была единственной, кого он запомнил из своего заточения во сне. Она была связана с ним. Как-то...
И после всего этого Терренс пережил Искажение и остался с великолепнейшей информацией, что это не он, а непосредственно Лео был не тем, за кого себя выдавал. Неправильная копия, что вместо заданного ей действия пыталась сопротивляться, вместо поглощения цели разрушала саму себя. Это знание еще больше все усложнило, ведь теперь Киан откровенно не понимал, кем себя воспринимать. Все, что он получил за свои метания туда-сюда - так это то, что ему нужно найти Юки и требовать с нее ответов. А чтобы найти Юки - нужно найти Лео, который тоже может что-то да знать. А Киан же должен понять, кто он, черт возьми, такой.
Поэтому он не боялся. Он был раздражен. Если он не возьмет ситуацию в руки, то полоумный вампир таки доведет Терренса до могилы - сомнений нет.
- Я понял. - Ответил он Миалкаль и иномирно последовал за ней. Он почувствовал на своей спине взгляд Малроя. "Если ты не желаешь мне удачи, то пожелай Джиму взять себя в руки."
Тем временем Боргаф, зыркнувший на судорожно дернувшегося Райвера, услышал обращение Рендера и задумчиво поднял взгляд на рельсы.
- Надо подумать, парень. Дай мне минутку.
Однако же, отвлечь дварфа от громких речей и открытого выражения накопленного негодования можно было, просто подкинув ему интересную задачку. Он начал что-то тихо проговаривать вслух, изучая рельсы и крепления клеток. В этот момент Джим снова вздрогнул всем телом и отрывисто произнес:
- Мог быть живее, если бы ты снял свои штаны.
Из-за наклоненной головы было сложно сказать, издевается Джим или он серьезно решил, что никогда не поздно подкатить к симпатичному магу.
- Я имею в виду, попробуй зацепить ими рельсы и подтянуться к своей птахе. - Он даже не усмехался. - И Рен,  - выдохнул он и посмотрел в сторону Малроя, чему частично мешала клетка с гномом, - не качайся, заклинаю.
- Рельсы вроде не проржавели насквозь. Можно попробовать. - Встрепенулся Боргаф и поднялся в надежде дотянуться рукой до крепления. Но он не смог достаточно вывернуться, чтобы хотя бы кончиками своих грубых пальцев достать до соединительного болта. - Не уверен, удастся ли само крепление расшатать. Силушек-то мне хватит, но я не дотянусь.

+1

43

Миалкаль

Рядом с ним ей было не по себе. Рядом с ним кожа зудела, энергия внутри сворачивалась и стремилась прочь, чувствительность глохла. Это были ее эмоции, ее чувства - сейчас она ненавидела красноволосого раба, потому что уловила слабую крупицу сходства, но даже ее ненависть не оправдывала то, каким будущим его наградит Хитрец. Наградит их всех, как и многих до этого.
Миалкаль не была моралисткой. Как и все миррар, она находила мораль изобретением отсталых видов, которым не хватает чести вести себя прилично без системы введенных страхов и наказаний. Но никто из побывавших на "Соколе" рабов не заслужил того, что с ними случилось. Она принимала это как факт, не испытывая эмоций.
Она вообще не испытывала лишних эмоций, пока Хитрец не притащила за собой... то существо.
Все внутри сжималось, когда она думала о нем. Возможно, рабство вдали - благо, раз дает возможность быть как можно дальше от него и ему подобных.
Миалкаль открыла дверь каюты капитана и кивнула пленнику резким жестом.

Капитан Коул

На столе был бардак. Карты, карты, карты! Все вокруг - незаконченная работа, которой следует заняться немедленно. Что это значило для Коула? Что он будет отвлекаться на все, что только возможно!
Новый гость был, очевидно, выбран Миалкаль. По собственному признаку она их, что ли, выбирает - сама горит как маяк розовый, так еще и такого же яркого выбрала на беседу. Коул недоумевал, как он вообще привык, и почему у него не рябит в глазах.
- Садись, садись, мой яркий гость! - сказал он, не особенно заботясь, куда Киан сядет (тут был и стул, и стол, и на сундук можно было присесть, было бы желание, а Коулу было все равно). Амулеты перезвякивали на его шее, кожа плаща шуршала. - Рассказывай, кто такой, как зовут, что умеешь. Как угораздило купиться на рогатую женщину. Можешь и мне вопросы задать, если хочешь. Я даже могу на них ответить.

Миалкаль

Дверь закрылась. Она сделала пару шагов и оперлась тонкими руками о край борта. Жаркий воздух и яркое солнце всегда ее радовали, но теперь даже это казалось лишь временным спасением. У нее было плохое предчувствие, объяснить которое она не могла. Почему? Дело было в Киане? В вампире? В чем?
Она сжала перламутровый амулет, тревожно глядя в темные воды. Закрыла глаза, пытаясь успокоить свои разбушевавшиеся нервы, но отчего-то чувства совсем, совсем отказывались ее слушаться. Ей было не по себе, практически болезненно плохо, словно что-то просверливало ее душу насквозь, что-то прожигало ее испепеляющим взглядом, будто...
Тысячей игл Миалкаль пронзило понимание, и она распахнула алые глаза, только чтобы встретиться взглядом со злобными горящими глазками маленькой обезьяны.
Ее окатило холодом. Холодом, сковывающим страхом, иррациональной паникой. Она чувствовала себя грязной, с ног до головы омытой нечестивым влиянием этой мохнатой гниды, и ей пришлось сделать над собой нечеловеческое усилие, чтобы решиться и взять из ее маленьких лапок послание. Обезьяна оскалилась, обнажив острые мелкие зубки, и исчезла, словно ее и не было, оставив вместо себя только ужас и отвращение.
Но все это было крупицами в сравнении с тем, что ощутила Миалкаль, когда прочла короткое послание от Хитреца:
"Курс - Пандава. Подарим новых друзей нашему господину."
Она сбилась с дыхания. Послание выпало из ее рук.
Она собиралась отдать рабов другим таким же.
Сделать больше таких.

+1

44

Рендер

- План таков: я подтягиваюсь к клетке Мелири, ты – к Боргафу, подсадишь его к конструкции над клеткой. Потом поменяемся, и я подтяну нас с птицей к вам, - обратился Рендер к райталийцу.
Не то чтобы он был рад услышать очередной охренительный выпад со стороны Джима, но это было даже... Ободряюще? Обыденно? Определенно, обыденно. Привычные умхылки, пусть и потухшие под гнетом плачевного состояния их хозяина, создавали ощущение, что все довольно, ну.. Правильно и, в некоторой степени, успокаивающе. Словно они сейчас не были в полной заднице. Малрой и подумать не мог, что будет когда-то изрядно воодушевлен от одного задиристого голоса. "С катушек слетел от горя, не иначе".
Рендер потянулся за ремнем на штанах. Оценочно, длина кожаного изделия вполне позволяла дотянуться до клетки напротив. Полудемон сделал пробный заход. Ремень мазнул ребром о прутья. "Еще немного. Не хватает расстояния". Он попытался приблизить свою камеру ближе к птице, сдвигая ее по рельсам, что называется, вручную.
- Сожалею, Райвер. Раскачиваюсь по крайней необходимости. Отвернись, если мутит.
В любых других обстоятельствах, Рен не преминул вложить в свои слова издевку. Сейчас же он был предельно серьезен.
Снова лязг металла. Штаны, хоть и плотно прилегающие к коже, прилично сползли с мужчины, оголяя благородные малроевские тылы. Рендеру было плевать. Даже если Джим не отвернулся, то он сможет потом сколь угодно долго злорадствовать. Лишь бы выбраться из этой клоаки. "Киан, заклинаю, дай нам еще немного времени!"
Его клетка сдвинулась лишь на пару дюймов. Но и этого должно было хватить. "Давай же, ну!"

дайсы. 7

Непередаваемые звуки ругательств раздались со стороны клетки с демоном. Ремень соскользнул во второй раз. Чтож, выбора не оставалось.
Малрой снял штаны, оставшись в белье. Привязал их к ремню и наконец-то зацепился бляшкой за прутья клетки Мелири. Характерный звук столкновения металла о металл отозвался довольно громко. Рен надеялся, что не настолько громко, чтобы их услышали остальные обитатели корабля.
-  Джим, только не медли. Быстрее!
Он имел в виду поспешность, с которой Райверу стоило бы уже подсадить гнома к конструкции.

+1

45

Киан

Признаться, полуэльф оторопел от непринужденного поведения Коула. Это же не дружеская встреча за пинтой пива да разговорами про рогатых женщин, гоблин дери! Подумал Терренс, что он как в воду глядел, сгоряча назвав перед Миалкаль ее капитана полным идиотом. С другой стороны, а что ему Киан сделает? Агрессивно помашет кулаками, пока верная девица не потянет его, непокорного, назад, как непослушного пса в наморднике?
- Киан Терренс я. - Не присаживаясь, произнес пленник и сделал шаг вперед. Нужно было думать, что говорить капитану, но голова крутила какие-то совсем неподходящие мысли. Нужно собраться. - Меня вот больше интересует, капитан, как вы сами до жизни такой скатились. - Начал он, пытаясь поймать легкий тон в словах. Он подумал про Джима. Разве что опустил глупые шутки и вальяжную позу. Просто стоял, как могут стоять люди в ожидании - не напряженно, естественно. Это вдруг оказалось непростой задачей для Киана, привыкшего каждую минуту что-то делать. - Ну ладно, мы, какие-то странники, в своих бедах осели и проглядели плутовку. Но вы? Как? Какая выгода может быть от того, что вами управляет кто-то, кому даже доверять нельзя? Наиграется - выбросит. Ни команды, ни корабля. Еще и пошутит прежде, чем клинок в грудь вонзит.
Он замолк ненадолго, смотря в лицо Коула и пытаясь понять, доходят до того его слова или безнадежно все это.
- Разве все это стоит того? Куда достойнее умереть в битве, чем в таком же рабстве, в какое вы со своей командой нас везете. Здесь нет разницы, рабы вы на каменоломне или на собственном корабле. Как только перестанете быть нужными, Хитрец отнимет и разрушит все, что имеет значение. И не придется, капитан, - он качнул руками в сторону разбросанных карт, - разбирать все эти бумажки.
Киан не знал, как докопаться до капитана. Он не представлял, что пережил этот человек, если он, конечно, являлся человеком - в риантрайских расах полуэльф практически не разбирался оттого, что просто не помнил, что к чему на этой земле.
- Я доверился похожей особе однажды. И где теперь я? Я совершенно не помню, кто я такой. Может, и у меня была верная команда и мы занимались общим делом. И что теперь? Я даже не знаю, существовали они, мертвы они или нет. Пустое сожаление. Мне нечего терять, капитан. Но не вам.

Джим

Ох, треклятая тошнота! Не будь бы ее, Райвер бы такое сказал, так бы отметил полуоголенный вид Малроя, что даже гном в свой клетке от хохота свалился вместе с нею на пол. Но ему пришлось отвернуться, чтобы освободить просившуюся на свободу водицу...
Прежде, чем подсадить гнома, вампиру следовало как-то до него дотянуться. Их расстояние было большим, нежели между Рендером и Боргафом, потому Джим впал в ступор. Он первый делом подумал сотворить теневую руку, но вовремя передумал. Розоволосый куст точно наложила чары на клетки, он чувствовал их вибрацию.
- Хоть догола разденься, я до него не дотянусь. Гном, качайся изо всех сил! Шибанем по этой заднице!
- В смысле? Ты чего удумал, окаянный? Хотя, может сработать. - Дворф поначалу возмутился, но вдруг увидел смысл в услышанном и внимательнее посмотрел на окружающие клетки, их крепления и рельсы. Рядом висела клетка сломанная, значит, кто-то сломал ее раньше. Если вот хорошенько с силой так бахнуть по клетке Малроя, то можно ее сбить! Особенно после того, как маг подтянул ее поближе к механику.
Боргаф, махом съевший выданные припасы для большей эффективности, начал уверенно качаться, благо он мог воспользоваться всей своей массой в полный рост.
Вампир собрался с силами, вжался плечами в прутья, чтобы как можно дальше вытянуть руки, и поймал за прутья набравшую амплитуду клетку Боргафа. Он напрягся и стал поднимать ее, чтобы в нужный момент отпустить. Его оголенное по пояс тело покрылось испариной, но ему удалось поднять клетку с гномом достаточно высоко. Руки дрожали. Не каждый день приходится тягать бородатых карликов.
- Отпускаю!
И отпустил.
Но хороша конструкция, ой как хороша! Клетка Боргафа на лету врезалась в клетку Малроя и обратным движением едва не долетела обратно до Джима, который буквально стек по прутьям и опустил голову в надежде, что все это вот-вот закончится. Клетка Малроя, перестав качаться, стала висеть под углом, но ближе к Мелири, а ее прутья сильно погнулись.

0

46

Коул

Пленники. Пленники остаются в своих традициях. Миалкаль, со свойственной ей надменностью и характерным самомнением (а Коул, определенно, считал, что это у нее здесь чувство собственной важности завышено, а не у кого-то еще) говорила, что им можно начать составлять энциклопедию.
Тип первый, сделочники. Определяются по "да вы знаете, кто я", "у меня связи", "я вам покажу" и "я заплачу больше". Сперва Коул считал их веселыми, но потом они быстро надоели, и он переключал их внимание на вероятных покупателей. Скажи им, что там сторговаться проще, и хотя бы заткнутся ненадолго.
Тип второй, братки. Выдают себя странной склонностью вербоваться, выставляя напоказ свою кровавость и жестокость, будто бы это говно кому-то вообще нужно. Коул набирал команду не за любовь облапать незнакомца за кишочки, а за понятливость, молчаливость и верность.
Тип третий, прекрасные дамы - в разряд попадали не только дамы. Просидев в клетке суток трое, начинали выкатывать бедро и предлагать показать всякое. Коул-то, несомненно, это "всякое" никогда не видел, вчера же родился.
Тип четвертый, проповедники. Лезли спасать его душу со своим любимым "вы ведь все на крючке", "вас тоже предадут" и "на самом деле вы тоже рабы". Открыватели глаз хреновы - Коул каждый раз делал вид, что глаза открывались, опять же - вчера же родился.
Вот и сейчас - замер, изобразив задумчивость. Нахмурился со всем драматизмом.
- Я не... - сказал он вполголоса, его голубые глаза задумчиво скользили по картам на столе. - Не стоит. Проклятье, не стоит. Никогда не стоило. Давно следовало развернуть корабль, бросить все, но... - он медленно, медленно перевел взгляд на Киана, - ... чтож мне раньше-то никто глаза-то не откры-ыл!
И руками всплеснул. Для образа.
А затем он встал, снова - какой был, театральный.
- По душам говорим, да? Думаешь, никто не пытался? Киан Терренс, дипломатия не решает и трети тех проблем, что ей предписывают. Не трать силы здесь, потому что проникновенные речи я обычно пропускаю мимо ушей. Клинок мне в грудь вонзит? Проходили. Ты ничего не изменишь. Так что бросай эту пустую затею и скажи мне лучше, давно ли ты сам знаешь рогатую? Я имею в виду, это ваше... странное сходство...

Миалкаль

Она часто дышала. Стискивала медальон так, будто бы собиралась раздавить, до последнего оттягивая формулировку. Она уже понимала, что должна сделать. Она не даст Хитрецу сделать еще таких, и за это промедление найдет способ освободить Коула. Да, придется вышвырнуть с корабля пленников - получается, дать им сбежать. Помочь, даже.
Нет, она знала, как это сделать. Заберет красного. Скажет, что приведет другого. Выбросит их всех порталом, а сама прикинется, что освободившиеся пленники одолели ее и вырубили. Коул поверит - она же всего лишь хрупкий цветок! Если надо, даст ему подержать себя на руках, подышит тяжело и слабо подергает веками. Она же такая беззащитная!..
Он не поверит. Он может сделать вид, но он не дурак.
Но это если у него были какие-то подозрения. Откуда им взяться?.. он ведь не знал об обезьяне.
Она не знала, что делать, совсем. Но пора было выбрасывать непрошеных гостей.
Она направилась к пленникам.

+1

47

Рендер

От удара соседней клетки мага качнуло прямо на прутья. Носом вперед и с песней, так держать!
Звук вышел пренеприятнейший, Рендер давно такого не слышал. Отвратительный хруст оповестил о том, что кое-кто только что лишился целостности кости, а возможно и смещения парочки носовых хрящей. Дыхание сбилось и все поплыло развесёлыми радужными пятнами в глазах. Далеко не такие последствия он ожидал от продуманных и заранее обговорённых действий. Обговорённых – должно было быть ключевым словом для Джима, но полудемон так и не научился обходить ситуационные грабли в содействии с этим непредсказуемым существом. Прямо сказать, пока что это самая худшая командная работа, которую ему только доводилось видеть (к своему огромному сожалению, не только видеть, но и принимать в ней непосредственное участие).
От резкой нехватки кислорода легкие горели, но сделать полноценный глоток воздуха было задачей абсолютно непосильной. Рендер короткими вдохами старался привести дыхание в норму.
- Райвер, ёб.. – Малрой недоговорил. Крови натекло достаточно, чтобы он смог ощутить на языке характерный привкус. Вязкая, пахучая, стекающая на подбородок и шею, демоническая кровь. Рендер коротко взглянул на сокамерника. Того, что с клыками и нездоровым цветом кожи, оооо чёрт..
- Бесишь, - ёмкое и наиболее подходящее на данный момент выражение, которое слетало с губ полудемона нечасто. Не каждый день можно позволить себе откинуть все вычурные фразочки, и начать разговаривать в лучших традициях примитивной брани. "Как все нормальные люди, да?"
Рендер скупым движением ладони попытался вытереть нос. Вышло еще хуже: теперь кровавый след тянулся до самого уха, начиная понемногу засыхать - наименьшая из проблем. Что гораздо важнее, прутья его клетки значительно погнулись.
Малрой усердно собирал в кучку остатки сил. Реальных сил, обретенных не только в ходе жизненной подготовки, но и дарованные природой своей расы. Смешением рас, если быть точнее. Полудемон упёрся ногами в основание клетки, поудобнее ухватился руками за прутья и сосредоточился на физическом воздействии, игнорируя вновь нарастающую головную боль.
15 из 20
6 из 8. 15+8 = 23
Не самое изящное, но вполне эффективное освобождение состоялось. В висках трещало ужасно, и Рен опустил голову вниз, стараясь избегать резких движений. Маг скатился по наклонной плоскости на пол каюты, зацепившись по пути о собственные штаны. Скатываться вниз теперь можно было смело назвать его основной специализацией.
Полудемон одевался, попутно раздумывая, что им собственно делать дальше. Можно конечно было проделать то же самое с остальными клетками, но последствия от удара отчетливо давали понять, что в ближайшее время он попросту не сможет предельно напрягать свое тело - как физически, так и морально. Все так же понуро смотря в пол и прикрывая лицо руками, Малрой решил поинтересоваться у остальных:
- Я могу попытаться залезть на ваши клетки и выломать замки ногами, но, во-первых, это будет ужасно шумно, во-вторых, не уверен, что конструкцию не заклинит. Ах да, в-третьих, не исключено, что после этого я вырублюсь, - "сфокусируйся на чём-нибудь, это должно помочь", - могу лишь подать что-то или исполнить нетрудную задачу, - "концентрация. внимание", - магии нет и не будет, пока я не получу свои вещи обратно. Не советую использовать свою, если таковая у вас имеется - кто знает, как среагирует на это силовой барьер корабля.. "Сосредоточься, ну же".
Рендер сделал полшага к птице. Мелири, казалось, была ничуть не смущена возникшим переполохом и мирно наблюдала за пленниками. В жизни полудемона настал такой момент, когда не мешало бы задумался над тем, что его питомец спокойно реагирует на происходящий хаос, в то время, как сам он близок к обморочному состоянию. Критически, непозволительно для бывалого мага. Непозволительно для того, кто не имеет права на оплошность. Он итак их наделал достаточно в свое время.
- Ещё вариант: ждём, пока к нам зайдут в каюту и я резко нападаю на вошедшего. Плюсы: неожиданность и возможность выбраться. Минусы: мы не знаем насколько прочна их защита, насколько сильны они сами и как быстро они среагируют на выпад. Вдобавок, мне потребуется время на то чтобы оклематься. А времени, полагаю, у нас нет, так что... Предложения?

+1

48

Киан
Терренс не бывал в театре. Ему не были знакомы все эти наигранные, доведенные до границы абсурда жесты и обороты, которыми ловко управлял Коул, разыгрывая одну из наиболее простых ролей своего богатого репертуара. И все же издевательский тон постановки заставил полуэльфа изобразить эмоцию, не иначе характеризуемую как "что?" с примесью нарастающего, но пока сдерживаемого возмущения.
Ну и на что он надеялся, в самом деле? Что капитан работает с Хитрецом потому, что просто не видит, как его используют? Или что сам Киан, поддавшись своим внутренним переживаниям, неожиданно найдет достойного собеседника в лице Коула? Кого-то, кто может понять отчаяние, сковавшее его и не позволяющее ему двинуться ни влево, ни вправо - только вперед, куда поплетется злосчастный Райвер.
Пока он собирался с чувствами и мыслями, капитан произнес нечто такое, от чего Терренсу стало не по себе, словно из душной каюты он оказался посреди заснеженного леса.
- О чем ты говоришь?
Он забыл о том, что еще пару минут назад обращался к капитану в более уважительном и нейтральном тоне. Он не осознал, как сделал более уверенный шаг к Коулу, словно тот обладал не просто украденным амулетом, который было необходимо вернуть, но и тайной, способной приоткрыть завесу неопределенности.
- Мы встретились в Амене. Я не знал ее до этого дня и предпочел бы не узнавать.

Боргаф
Когда клетку перестало качать из сторону в сторону и Боргаф сумел занять более-менее твердое положение, он осмотрел погнувшуюся и треснувшую решетку собственной клетки. Пожалуй, с этим он уже мог справиться, о чем он сообщил Малрою:
- Моя клетка треснула. Я смогу ее сломать.
Бросок 11 + 2 сила = 13
Проведя запотевшими руками по штанинам, дворф схватился за прутья и потянул их в разные стороны, с треском доводя надломленное древко до разлома. Получилось не так хорошо, как надеялся механик, но этого оказалось достаточно, чтобы с силой вытащить острые прутья и спрыгнуть на пол. Боргаф поцарапался, пока вытаскивал прутья, проступила кровь, но эти повреждения не были столь критичными, как те, что получил маг.
- А этого, - он кивнул в сторону клетки, в которой по-прежнему находился Райвер, - мы оставим тут. Я не настаиваю, но предлагаю. - Он выжидательно посмотрел на Рендера. - Я имею в виду, он может послужит отвлекающим маневром, если кто-то войдет, если следовать твоему плану. Ты же способен драться, парень?

Джим
О каком побеге может идти речь, если тебя едва перестало мутить, как твои замечательнейшие сокамерники решили устроить экзотическое амбре из запотевшего от воодушевления дворфа и свежей крови, запах которой был подозрительно знакомым для эфаирца. Манящим. Не, не эта дворфийская бурда, по вкусу напоминающая сырой булыжник, благо ее было совсем немного. Малроя кровь. Это не шло в сравнение с тем пойлом, которое принесла цветастая женщина-куст, о нет. Это было нечто, что было невозможно не попробовать.
Джим взглянул на Малроя и, незаметно облизав мгновенно пересохшие губы, отвернул голову в сторону.
"Блять, я не этого хотел."
- Я согласен на что угодно. Только... твою мать, Рен, вытри кровь. Ты весь пол залил. Держи себя в руках.
Последнее, пожалуй, больше относилось к самому Джиму. Подумать только, он зацепился за жалкого мага-неудачника, чтобы за его счет восполнить свои силы, а оказалось, что это, не сказать иначе, трюфель в навозной куче.

0

49

Коул

Он выглядел таким наивно-удивленным. На это на удивление приятно смотреть, и угасающий было интерес Коула разгорелся вновь. Маленькое пламя напомнило ему, что иногда даже насквозь одинаковые пленники могут удивлять.
На губах Коула мелькнула улыбка. Он отклонился чуть назад, скрещивая руки на груди, и развязно пожал плечами. Зазвенели заклепки плаща и многочисленные медальоны — как, как ему не жарко во всем этом — а сам он окончательно превратился в воплощение беззаботности.
— Позволь я расскажу тебе историю, мой дорогой новый друг Киан, — начал Коул, в каждой его интонации — насмешка столь естественная, что легко подумать, что так он и живет всегда. Что это не направлено на Киана или других рабов; он просто такой, так сложилось, так вышло. — У нас есть все время этого мира для небольшой, но, несомненно, поучительной истории…
Смотреть на гостя-чужака — одно удовольствие. Его яркие цвета, его яркие глаза. Вспоминать слова Хитреца и ее рассказы о чужих краях. Были сомнения, но они медленно рассасывались при виде того, как переменился Киан в своем поведении. У него есть сомнения, у этого паренька с красными волосами, о, у него полная душа мелких сомнений, что рассыпанное зерно. Потерянный, неправильный.
А может, дело в словах Миалкаль, и Коул слишком поверил ей на слово. Но ведь у нее чутье. Или что там у них.
— Однажды в своих странствиях я встретил удивительное существо. Это была женщина, да непростая, а необычная: у нее была кожа цвета древесной коры, длинный мощный хвост, который она умело использовала в бою, рога на голове и совершенно змеиные глаза. Но ее внешность не была главной причиной моего интереса, о нет! При мне была моя Миалкаль, прекрасный оживший цветок, напитанный энергией. Миалкаль сказала мне, что передо мной существо не с нашей земли. Существо даже не с вашей земли. Что это хвостатое, рогатое и обманчиво напоминающее женщину существо на самом деле происходит совсем-совсем не отсюда. И в бесконечном множестве Вселенных за пределами нашей могут найтись те, жители которых способны проникать в другие. Миалкаль сказала мне, что от этого существа, от Альтеранс, от Хитреца, фонит чуждой энергией, пахнет иначе. Я никогда более не слышал от нее таких слов, ни о ком. Однако вот открывается дверь, и заходишь ты…

Миалкаль

Хватит. Хватит сомнений, хватит колебаний. Она встретится с последствиями гнева Коула сама и потом, но больше ни одна душа и ни одно тело не будет отдано этим омерзительным, неестественным, нечестивым… сущностям.
Она заберет красноволосого позже. Ключ надежно спрятан в рукаве, а она всего лишь идет за новым пленником, чтобы показать Коулу. Отведет этого, заберет того.
Ее походка слишком решительна и тороплива, и она успела коснуться ручки двери, прежде чем Ктанн хлопнул ее своей огромной ручищей по плечу.
— Миле, ты в порядке?
Чтобы смотреть Ктанну в глаза, ей приходилось запрокидывать голову. Нахмурившись, миррар повела плечом, высвобождаясь.
— В совершенном.
— А, — Ктанн шмыгнул носом и поправил бандану на затылке, — Слушай… они там че-та гремят вовсю, сломали небось там, не знаю, рельсу или прут или че там…
Миалкаль замерла. Раздраженно, устало выдохнула и потерла уголки глаз. Пленники никогда не меняются. Если кто-то из этих мужланов отломал прут или рельсу, Миалкаль готова была поклясться, что попросит помощника Ктанна всунуть виновникам по рельсе в жопу. Не смертельно.
Она не отдаст их тела чудовищам, но это с тем же успехом можно сделать, просто проткнув их и кинув за борт.
Но для начала их можно попробовать слегка усыпить, до состояния, где они успокоятся и перестанут шевелиться — и Миалкаль сосредоточилась, касаясь двери и фокусируя заклинание.

+2

50

Рендер

Боргаф дело говорил, вполне себе рабочая идея. Незатейливо, но это могло им помочь и похоже, Джим был не против. Рендер кивал головой ровно до тех пор, пока не услышал последнее.
Он не понял сначала, опешил. Затем вскинул голову, посмотрел на Райвера обжигающе-колко, скривился в подобии саркастичного "ну извините"! Из носа не хлестало как прежде, остатки крови почти засохли на покрасневшей переносице.
- Чего ты там промямлил? Очень сложная мысль, но постарайся пожалуйста её осознать: чтобы кровь не шла, возможно, только возможно, прежде чем сделать что-то рисковое, сначала стоит это обсудить? Силы рассчитать хотя бы? Нет? Работает и в случае опасных авантюр, так, к слову.
Начистоту, Малрой был жутко на взводе. Они заперты хрен-пойми-где, он больше не чувствует связь с Мелири и всё это так скверно! Причин могло быть множество, а неизвестность лишь разжигала тревогу. За что и почему - неясно, но мог ли он наследить достаточно, чтобы за ним вернулись.. оттуда. Ему стало дурно, физически плохо от мысли, что прошлое могло настичь его так скоро. Он не готов ещё, он не может, не способен, не хочет... Опасения множились и отравляли, растекались по венам как застоявшийся яд и Рену пришлось, несмотря на обстоятельства, всё же прислушаться к Джиму. Взять себя в руки, собраться, оценить ситуацию трезво.
Его чокнутый папаша орудовал совсем другими методами, не столь щадящими уж точно. На него бы напали сперва, затем сковали, сломали, усмирили без шанса очнуться. Он помнил все те охотничьи приёмы. У них были цепи с шипами и каждое звено венчали наточенные иглы, смазанные веществами, такими, чтобы стирать любой протест. Никаких поблажек, никакой еды или питья, и речи не могло быть о том, чтобы общаться с другими пленниками, всю волю подавляли начисто. Да и к тому же, им нужен был только он - не птица, не кто-то ещё. Он. Их ситуация иная, тут дело в чем-то другом. В ком-то другом и им стоит выяснить, в ком именно.
Время утекало сквозь дрожащие пальцы и стоило ему разговориться - все разом притихли. Перемены пришли в их каюту не сразу, незаметно и оттого неожиданно. Маг не слышал тихих шагов за дверью, не ощущал чужого присутствия и, растерянно озираясь по сторонам, медленно, но неизбежно входил в состояние, близкое к трансу. Его тело обмякло и Рендер устало оперся о погнутые прутья, дыхание мага стало поверхностным. Он всё ещё мог шевелиться, но сделать резкое движение сейчас, и уж тем более произвести атаку, казалось немыслимым, идея с нападением теперь лишь вызывала усмешку. Он практически обездвижен, разбит во всех смыслах и собственный язык во рту кажется инородным - куда уж тут до побега. Остальным здесь вроде бы не лучше - дворф вместе с этим недоразумением ещё держались на ногах, но подозрительно стихли. Райвер - понятное дело, его очевидно мутит, но Боргаф виделся Малрою куда крепче, чем выглядел сейчас, будто застывший в глубоких раздумьях. Когда руки начали стремительно неметь, он вцепился ими в клетку, надеясь почувствовать хоть что-то. Смотрел на птицу, теперь уже почти что спящей, пытался дотянуться до сложенных крыльев. Бесполезно, мышцы не слушались мага, оставались расслабленными и всё, на что он был способен - дышать ровнее. Ровнее и глубже и так, чтобы скопить достаточно сил на вопрос в пустоту:
- Кто ты и чего хочешь от нас?

+2

51

Киан
Киан не был хорош в переговорах. И чем больше упускал контроль над своими эмоциями под ловкую песнь капитана, тем сильнее он это осознавал. Он мог бы сделать шаг назад, выдохнуть, как делал при общении с беспринципным Райвером, но не мог. И сорваться, сделать что-то он тоже не мог, как будто его ноги приросли к деревянному настилу корабля.
- Ты пытаешься запутать мне голову, - с усилием над собой выдавил Киан. - Все, что мне нужно сейчас - вернуться в Амену со всеми, кого вы захватили, и получить амулет обратно. - Правильные слова давались ему с заметным трудом. На лбу проступил пот.
Он боролся с желанием резко прижать Коула лицом к столу и заставить его ответить на все задернутые струны.
"Ты не сможешь его разболтать. Он всего лишь шут, Киан".
Собственное имя звучало в мыслях более чужим, чем когда-либо.

Боргаф и Джим
Дворф отряхнулся. Он скептически поднял густые брови, когда Райвер жадно глотнул казавшийся ему душным воздух и намеревался возвразить Малрою. До споров о правильности и неправильности действий не дошло - их прервали.
"Ну конечно", - думал Боргаф, опуская брови и оседая на полу. Он ощутил, каким тяжелым стало его крепкое тело и каким сладким, как первые цветы на его любимом холму, казался манящий поток бессознания. Невозможно противиться после пережитых приключений. - "Конечно..."
Вампир смолк на неразборчивом звуке и обмяк следом за своими спутниками, но не отключился. Запах крови не отпускал его, не давал закрыть глаза и погрузиться в сон, словно это была кошмарная бессонница после тяжелой работы на галерах. Он сделал еще один тяжелый вдох, посмотрел на Малроя, когда услышал его голос, и снова облизнул сухие губы. Надо как-то противостоять. И заклинанию, и искушению, и собственной дурости.

+2

52

Коул

«Ты пытаешься запутать мне голову».
Люди отнекиваются от правды. Совершенно все. Без разворачивания зеркал и тыканий пальцами в собственное отражение — Коул знал достаточно, спасибо цветастой колдунье. Но порой — слишком ли это наивно? — капитану хотелось как-то пропустить, проспать-промотать момент этих отрицаний, сомнений, торга и всего остального. Потому что, в итоге, ничего не меняется. Пленники попадают на рынки так, как того хочет Альтеранс, это выгодно и безопасно.
Наверное. Или нет. Зато есть деньги!
Все хорошо, пока судьба не заносит «Сокол» на Пандаву.
Коул реагирует специфично, пожалуй — он медленно кивает, будто бы соглашаясь с Кианом («все, ты разгадал меня, это все шутка»), демонстративно-медленно же разводит руки в стороны, имитируя еще более насмешливый полупоклон, чем раньше.
А, дорогой друг Киан, ты же должен уже понять, что так просто ничего не бывает? Вы уже влипли. И не моими стараниями. Но можешь придержать эти речи до того момента, как снова увидишь ужасно обаятельную рогатую блондинку. Если увидишь. Такая мистика, не могу знать! — его усмешка не имеет ничего общего с хорошим настроем. Это образ, игра, — И ты упускаешь свои шансы узнать хоть что-то и хотя бы немного улучшить твое положение… но, кто я, чтобы судить!..

Миалкаль

Нет, ну это просто смешно. Бегуны нашлись, резвые умники. Они способны, надо отдать им должное, но даже несмотря на ее решение, на мгновение Миалкаль практически загорелась желанием развесить болезненного пендаля всем троим пленникам. Придурки — их тупые мясные тушки не окупят сломанные клетки, может, даже. Будь проклят Коул и его тупые решения из пустой головы, работать с… этими.
Миалкаль вступила в каюту, раздраженно отмахнувшись от Ктанна. Мужик готов помочь, но для того, что миррар собралась делать, ей не нужны ни помощники, ни, тем более, лишние глаза.
Действовать нужно было быстро, и сейчас нет времени ее злости.
— А, как лежится? — холодный, слегка насмешливый голос скрывал ее напряжение. Она не рождена плотью и кровью, у нее нет инстинктов, которые могли бы ее выдать. — Полить водой, чтобы заодно палубу помыли?
Она убедилась, что дверь за ней закрыта — и поспешно подступила на шаг, садясь рядом с полусхваченным сном магом.
— У вас, животные, есть один шанс спастись. Но придется послушаться меня. Слушать готовы, или дать вам еще поразвлекаться с клетками?

0

53

Рендер

Она вошла и приковала всё его внимание. Яркие, искристые розовым волосы, огромные глаза и необычный цвет кожи. Полуденное солнце мягкими лучами окутывало стройный силуэт позади, мерцало в свободной прическе и создавало ореол из вспышки карминовых прядей. Эффектная, одетая в чёрное, беспрекословная и абсолютно недовольная. Прекрасная, даже с этим выражением на лице. Интересно, с каких земель она прибыла с местной командой и для чего? Что хотят с ними сделать?..
Если бы Рендер очнулся чуть ранее, чем в момент диалога про рабство, он по достоинству сумел бы оценить насмешку судьбы. Сын узурпатора и ныне, такой же пленник, как те несчастные эльфы, которых перекраивали для всяческих нужд. От них не оставалось ведь ничего по сути, пустая оболочка с украденной личностью. Безвольная, обессилевшая нация, без имен и без прав.
С появлением девушки в трюме, слабость в теле только усилилась. Малрой оглянулся на дворфа, на полусонного Джима и понял, что тех разморило не меньше. Понять причину столь резкого падения сил несложно.
Рендер видел эту женщину ранее, на палубе, но тогда обстоятельства не позволяли отвлекаться на такие мелочи, как внешность. Сейчас же ничего другого им не оставалось. Он мог только смотреть и пропускать через себя возражения, им ни к чему сейчас препираться. Не в том положении их компания здесь находилась.
Однако ж. Она что, высказала им за клетки, серьезно? Что ещё им оставалось делать? Сидеть по команде "смирно" как послушные щенки? Возможно, она так считала - животными вон назвала. Ему не впервые слышать такое. "Не отвлекайся и не спорь. Не то действительно заставит убираться - эта может".
- Думаю, развлечений с нас на сегодня достаточно, - слова давались ему нелегко, но говорить он мог на удивление внятно, - у нас всё равно нет другого выбора и лично я внимательно слушаю. Назовешь свое имя? Меня зовут Рендер.
Малрой не собирался говорить за других. Его дело - спасти Мелири, свалить куда подальше и забыть всё это как страшный сон.

0

54

Киан
Все внутри кричало о том, что капитану следует врезать, и врезать со всем накопленным гневом, одиночеством и отторжением, неспособными куда-то взять и раствориться. Но поступать подобно Райверу - не думать, не сдерживаться, не искать пути решений и следовать воле бесконтрольных чувств - Киан не мог позволить себе подобной роскоши. Он не такой. Его не так наставляли. Он был кем-то, кто четко осознавал свои действия, знал свое место и положение. И сейчас его положение было хуже, чем когда-либо, потому что от его действий могли зависеть чужие жизни.
Если капитан что-то и знал, то ему нужно было это выяснить. Или, конечно, он мог отступить, как-то выбраться из этой передряги и продолжить слепую погоню за беловолосой девкой, втянувшей его во все это. Втянувшей его... сюда? Или за рогатой чуждомиркой, знающей что-то или не знающей ничего, но ловко крутящей и своим хвостом, и беспечными странниками.
Ох, да какого черта к нему притягивает личностей, кто творит полный беспредел и создает сплошные проблемы?!
- Если ты считаешь, что я влип только сейчас, то ты сильно заблуждаешься, капитан.
Пару мгновений паузы перед ответом Коулу были для самого Киана дольше действительного. Нарастающее напряжение дошло до пика и застыло, как россыпь раскаленных магией кристаллов, что быстро остывает на поверхности земли после открытия связанного цепью Потоков портала. Ехидное лицо все еще просило хорошего кулака, конечно, но эмоции удалось сдержать, и это было заметно.
- Ты говоришь, что я - чужак. Даже если это так, то это не меняет того факта, что я стою здесь перед тобой, как, полагаю, сотни других пленников до меня. Но им было, что терять, верно? Мне же терять нечего. Я цепляюсь за то, что заставляет меня куда-то двигаться, даже если это - угодить на корабль в качестве пленника. Что, по-твоему, может улучшить мое положение?

Джим, Боргаф (в отключке)
О, да. Полежать было бы неплохо, да вот в клетке не разложишься, как хотелось бы. Одному тоскливо, вдвоем тесно, что приятно, но прутья в жопу... Ох, как же хорошо, что у вампира не было достаточно сил, чтобы противостоять заклинанию, а то он бы сморозил глупость, и не одну.
Райвер напрягся и поднял голову, смотря полузакрытыми глазами на Миалкаль. От нее так сильно разило магией, что будь Тень где-нибудь поблизости, то она бы замучала Джима призывами поглотить ее энергию. Вкусна же!
- Хватит клеток, - хрипло выдавил он.
Боргаф в этот момент всхрапнул, что можно было при сильном желании счесть за "понял-принял". Для существ, которым не доводилось слышать, как храпят дворфы, этот храп оказался очень... Выразительным.

0

55

Коул

О, он любил, когда все начинало складываться.
Дело было не в желании видеть, как все с ним соглашаются. Коул не дурак, знал, что споры и несогласные с его мнением зачастую приносят больше пользы ситуации и всеобщему положению, чем поддакивающие пустозвоны. Потому он, когда-то, и выбрал Миалкаль, забрал к себе и сделал по-настоящему  важной. Как на корабле, так и для себя.
Даже если они ругались и ссорились, ее точка зрения помогала ему видеть ситуацию с другого угла.
Но вместе с тем к конфликтам капитан относился с неприязнью. Споры и яркие ссоры с кем-то, разжигающие огонь в крови? Всегда. Препирательства, которые только тянут время и ни к чему не приводят? Убил бы.
Не в этой ситуации, разумеется.
Ну, мой дорогой друг, откладывая в сторону то, что,  в твоем положении, чем ты уникальнее, тем лучше тебя удастся продать?.. — парнишка может думать, что все деньги уйдут Коулу и команде, и что коварные работорговцы просто ждут, когда получат свое золото. Пусть думает, что хочет, если так посудить. Коулу почти — почти плевать на других людей. — Там, куда мы плывем, полно прекрасных оживших цветов, рукокрылых кровососов из темных пещер, оживших грибов, жаждущих чужой памяти. Но даже им успело все наскучить. У тебя есть несравненное преимущество — ты чужак, как Альтеранс. Призови любую миррар навроде Миалкаль в свидетели, если не веришь иначе, но ты пахнешь иначе, парень. Умело напиздеть — талант, данный не всем, но ради спасения жизни можно и экстренно научиться, ты так не считаешь?
Может, он не верит. Не знает. По сути, так-то и плевать. Проданные пленники — больше не его ответственность, и Хитрецу не будет смысла заставлять его, Коула, расплачиваться.
А там… пусть схватываются между собой, как угодно.
Хороший первый шаг на суровой новой земле.

Миалкаль

А вот теперь у них проснулись манеры! Вот теперь они представляются, разговаривают, милые такие. Конечно, они всегда становятся смирными и шелковистыми, как только их пришибить сверху чем-нибудь.
Она скривилась, но все же ответила:
О, ну за такой вежливый вопрос — прошу, приятно познакомиться, Рендер, я Миалкаль, и я ваше единственное спасение от рогатой иномирки, если придержите при себе руки и…
Она не договорила, подорвавшись на месте и оступившись, задев каблуком трещину в полу. Это что за звук?..
Огромные алые глаза моргают раз, другой. Цветочно-вязкая пластика меняется на асимметричную изломанность встревоженной лианы. Она распознала далеко не сразу, что слышит и вправду храп.
Миррар не храпят. Что важнее, миррар не спят. Не значит, что Миалкаль не слышала чужого храпа — когда имеешь дело с любящими накатить пиратами, волей-неволей насмотришься всякого. Один только пьяный Коул, спящий головой вниз, задницей вверх на сундуке, чего стоит. Но это?
Потом до нее дошло осознание. Бородатый кубический мужчина спит. В смысле, по-настоящему. Заснул.
Она не может перенести спящего вместе с другими. Не может хватать недвижимое тяжелое тело.
Миалкаль невольно оскалилась при виде Боргафа — и тут же отвернулась, прячась за волосами. Мгновение, и она проверила дверь, после чего коротким жестом выудила из рукава ключ.
Вы уже влипли, для вас отсюда выходов немного. Будь моя воля, я бы вас не брала, — она говорила быстро, тихо, но четко, занимаясь замком клетки Джима. — Если со мной что-то случится, от вас ничего не останется. Брать меня в заложники нет смысла, потому что тем, кто за этим стоит, моя смерть даже выгодна. Я — ваш единственный путь на свободу. Ко мне не прикасаться, пока не скажу. Место, куда я вас отправлю, не покидать, если только не хотите бросить на смерть красноволосого чужака и скомпрессованного бородача. И птицу, или что это.
Щелкнул замок клетки Джима. Миалкаль отвернулась, подошла к Рендеру и оппустилась на колено.
Я все подробнее объясню позже.

0

56

Рендер

Она прямо выстёгивала словами. Если бы не явно-иномирное происхождение, Рендер мог даже подумать, что в Миалкаль течет асирифская кровь - высшие демоны разговаривали примерно в такой же манере. И почти что с таким же выражением лица, готовым оформиться в оскал, только вот с явным презрением. Интересно, у неё это врожденное или приобретенное умение? Или же там, откуда девушка родом, по-другому и не разговаривали? Так или иначе, не это сейчас было главным. Важно то, что его собрались куда-то отправить. С Джимом. Без птицы.
Малрой почти-что нашел силы для второй волны истерики, осознавая что придется оставить Мелири на какое-то время. Как он мог? После всего, что та сделала для него, после того, что они пережили вместе... Уйти неизвестно куда, надеясь на чужое обещание? Это даже обещанием не было. И у них нет выбора, как ни крути. "Бренор придумал бы что-то. Что-нибудь получше побега". Побег - его специализация и он это ненавидел. 
Начистоту, ему не было дело до Киана, ровно как и до дворфа. Он знал их менее дня, но вот Райвер наверняка захочет вызволить хотя бы рыжего парня, поскольку их явно объединяло что-то общее и ценное.
Райвер. От одной мысли, что им вдвоем придется выбираться из этого водоворота проблем, в животе болезненно крутило. Лучше бы с ними был Боргаф - тот хотя бы иногда предлагал адекватные идеи. А этот придурок.. Как он дожил до своих лет вообще? Угораздило же магу повстречать задорную компашку. Развлекся-расслабился, ага! Н`лен*!
- Джим, соберись. Буди бородатого!
Ему бы не дали отпустить Мелири - иначе Миалкаль лишилась бы гаранта свой безопасности. Но зачем они ей? Почему просто нельзя их всех отправить куда подальше отсюда? У них нет времени сейчас на разговоры. Но не может же он вот так просто... Он должен попытаться хотя бы.
- Ты... Не станешь переносить птицу, даже если я её разбужу, верно? - Рен понимал, что это глупо, но он цеплялся за остатки помощи как мог. Он никогда не делал так раньше.
- С ней всё будет в порядке?
Мелири тем временем свернулась в объемный клубок из перьев и мирно подергивала ярким хвостом. Ему было почти что больно смотреть на неё, особенно допуская возможность, что разлука их может стать долгой.

*Н`лен - драйское ругательство, эквивалентное нашему "твою ж мать"/"бл*ть".

+2

57

Киан
Много информации в сжатом объеме. Нужно было сосредоточиться. Взгляд Киана застыл на краю стола, пока его голова переваривала услышанное. Ожившие цветы... как Миалкаль? Рукокрылые кровососы?! Грибы?? Подобных существ не было на Рильском материке. Может, в каких-то сказках и легендах могли встречаться упоминания о них, но полуэльф не мог знать наверняка - он, кажется, не был большим любителем подобной литературы. Из того, что он успел за собой заметить - его больше привлекали исторические летописи и политическая обстановка регионов. Когда приходится проводить много времени с вампиром - приходится придумывать и маршруты, по которым их нетипичной компании уделят как можно меньше внимания. Киан даже думал о том, чтобы перекрасить волосы, сделать их темнее, чтобы не сильно отличаться от рядового полуэльфа, а то и вовсе походить на человека настолько, насколько это было возможно. Заостренные уши спрятать легче, чем клыки у временами излишне болтливого спутника.
- На рильском материке нет подобных существ, - озвучил Киан свою мысль.
Он начал вспоминать. Он слышал мельком разговор на лесопилке, мужики обсуждали, как чей-то племянник отправился с группой головорезов на так называемые "неизведанные земли". Не вернулся.
Он посмотрел на капитана, пытаясь понять, что в нем кажется ему незнакомым. Он начал подмечать детали, которые до этого не бросались ему в глаза. Множество аксессуаров, что было несвойственно для южных тардовцев. Пиратская особенность? Киан до сего момента не сталкивался с пиратами.
И все же он сказал:
- Ты не с Рильского материка.

Джим, Боргаф (в отключке)
- Люблю, когда меня спасают красивые жен... цветы, - пробормотал Джим, выбираясь из клетки и цепляясь за ее прутья для поддержки. Он снова глубоко вдохнул, открыл насыщенные цветом глаза шире и посмотрел на присутствующих. До дворфа ему не было дела, в отличии от Киана и Малроя, который выглядел в более-менее неплохом состоянии.
- Идет, - бросил он Миалкаль.
Осталось собраться с силами, и вампир будет как тардовский огурчик - твердый и полный решимости не сдохнуть на рыночном прилавке. Если не стошнит от качания корабля на волнах раньше. Может, так и лечится вампиризм? Сонное заклинание и морские прогулки.
"Ну и жуткие целебные предписания".
Отталкиваясь прочь от заплетающихся на уму шуток и борясь с притягательной полудремотой, Джим вспомнил одну встречу. Не первый раз в плену - не первый раз его спасает девушка с характером.
- Буди бородатого!
И не первый раз его сопровождает парень с характером.
Джим медленно посмотрел на Малроя, услышав свое имя, застыл на нем на какое-то время, затем, услышав еще один солидный храп под ногами, посмотрел на Боргафа. Разбудить. Как разбудить?
Качающейся походкой он подошел ближе к бородачу. Внимательно посмотрел на него. Еле сдержал зев. Протянул руку, но не наклонился к спящему телу. Попытался сконцентрироваться, едва заметные тени побежали по смуглым пальцам - и запах крови сбил его.
- Не разбужу. - Отрезал вампир.

+2

58

Коул

«Ты не с Рильского материка».
О, прекрасное яркое иномирнее очарование!
Коул смеется в ответ, демонстративно-театрально отвешивая Киану очередной, но в то же время новый полупоклон. Без слов, одними своими развязными движениями Коул как бы говорил, «вот он я, чужестранец из неизведанных краев, к вашим услугам».
— Я хефджер. Урожденный тантриссец. Слова не звенят, не отзываются? Это потому что ты их, скорее всего, не слышал. Но ничего. Мы плывем к Тантриссу. Там и довольно скоро ты сможешь все узнать. Подумай над моими словами, чтобы продать себя подороже.

Миалкаль

Птица, бородач. Оба спят. Птица легкая, но заниматься ей сейчас Миалкаль не хотела и не собиралась. Не когда Ктанн или кто-то еще может открыть дверь сюда и поинтересоваться, что она так долго делает с пленниками. Он до сих пор не понимал, как живут миррар и порой обескураживающе-искренне спрашивал что-то вроде «а почему ты ешь» или «а тебе станет лучше, если ты будешь сидеть в горшке с землей».
— С твоей птицей ничего не случится.С бородатым тоже. Бросьте их, я обеспечу их появление позже.
Заклятье проходит быстро, в случае бородача виновата должна была быть усталость. Она просто заберет красного и вместе с ним уже докинет остальных.
Все… должно получиться. Иначе…
Она не хочет думать, что случится, если обезьяна появится здесь во второй раз.
— Довериться мне — ваш единственный выбор, и вы сами знаете, что это правда.
Портал был готов. Миалкаль протянула руку — кто схватится первым, первым и пойдет. Ее дело — толкнуть в воронку.

бросок на портал = 12

—› Заброшенный запертый склад

+1

59

Рендер

"— Люблю, когда меня спасают красивые жен... цветы".
Это ж надо... Малрой страдальчески скосил взгляд на полуживого.. а собственно, кого? Он даже не знал его расу. Может Райвер вообще с какого-нибудь материка полудурков, не умеющих держать язык за зубами, когда было бы неплохо.
Рен надеялся, что Миалкаль пропустит это замечание мимо ушей - она вроде бы вообще не придавала значения, что ей там могут наплести, помимо ответов на прямые вопросы. Определенно, к лучшему для всех.
Что было паршиво - растрясти Боргафа здесь вряд ли кто мог. Рен не слепой, видит в каком состоянии Джим и понимает, что сам держится не лучше, лишь каким-то неведомым резервом формируя слова в предложения. Впрочем, его тело всё же ещё помнит, как помнит и кровь - страх, расчет и быстрые решения. Невыносимо жгучий, пронзающий до дрожи азарт, под кожей и поверх неё, всепоглощающий. Словно его и не хватало, чтобы быть собой, иметь повод для гнева. "Иметь повод" так погано звучит для него, как будто он только и ждал удобный предлог. Как же всё это мерзко.
Его снова мутит и выглядит он отвратительно. Малрой не верит Миалкаль, но он придумает что-нибудь позже. Ещё не всё потеряно, пока он жив и не лишен способностей. Ради Мэл он готов обнажить и те, что рождают в нём стыд.
Рендер кивнул Миалкаль и первым принял её руку, покорный, решительный. Конечно он знал, что довериться чужачке - всё равно что согласиться на игру, правил которой ты вовсе не знаешь. И всё же рискнул понадеяться, что на их стороне теперь верная женщина.

бросок на портал = 18 (в конфе)

–> Заброшенный запертый склад

+1

60

Киан
Тантрисс. Хефджер. Как будто набор случайных слов, в этом капитан не ошибался. Хефджер - это что-то вроде человека, насколько понял Терренс, глядя на своего собеседника. Совершенно иной и незнакомой культуры, но скорее всего человек. Тем более, в ухмылках капитана не виднелось клыков - после долгого общения с вампиром Киан неосознанно подмечал такие детали. Выразительности и артистичности Коула мог позавидовать лучший бродячий цирк. И, конечно, у него не было ни розовой копны волос, ни ушлых хвостов. Хотя насчет последнего можно поспорить...
- Почему рабы с материка? - Спросил Киан, не оставляя попытку уцепиться за что-то еще. Если бы его собеседник был пламенем, то полуэльф находился в центре горящего дома: слова и поведение Коула обволакивали, отвлекали, как болтовня уличного торгаша, пытающегося продать товар в три раза дороже, чем он есть. Продавать в данном случае он собирался самого Киана. - Если у вас ходят такие... как она, - он вспомнил Миалкаль, ее строгий взгляд, - то какого черта там сдались люди, дворфы и эльфы?
Вопросы о чужом запахе тревожно вертелись на языке, но Терренс сдерживался. Он не мог быть уверен наверняка в том, что говорил ему капитан. Это все могло быть не более, чем развлечением утомленного бездельем пирата.
- Хорошо, - после риторической паузы вдруг произнес Киан. - У меня все-таки что-то есть... - он вытащил шнурок из-под рубахи, на котором было закреплено внешне обычное серебряное кольцо, - это.
- Если я не могу ничего изменить и должен попасть в рабство, то хотя бы дай мне заключить последнюю сделку. Если я и правда, как ты говоришь, не отсюда, то и эта вещь, вероятно, тоже. А значит... Она должна иметь большую стоимость, чем безделушка, которую отняли у моего спутника.
У него никогда не было беловолосой возлюбленной с заливистым смехом и тягой к неприятностям. У него не было приключений и героических поступков. Все это было глубоким сном, в который он отчаянно верил, постоянно крутя в руках обнаруженное после пробуждения кольцо. Ему казалось, что он должен найти ее, в чувствах выложить все наболевшее и вопросить - было ли хоть что-то правдой?
"Нет... Это не то, что мне нужно."
- Как насчет обмена? Я отдаю тебе кольцо, ты мне амулет, я не сопротивляюсь и делаю все, что нужно.


Джим, Боргаф (в отключке)
Открылся портал. Джим очень хорошо чувствовал вибрации подобной магии, порой до дрожи в пальцах. Потому что он ненавидел порталы. Перемещаясь в Потоках, пусть даже проложенных опытным магом, он каждой клеточкой своего тела ощущал, как Потоки пытаются его обгонуть, сжать и вытолкнуть, как чужеродный элемент, как паразита. Мало ему было страдать от своей болезни, так и мир не забывал напомнить ему, что своим существованием он нарушает принятые порядки и должен получить по заслугам.
Как будто демон какой-то.
Эльф любил рассказывать про демонов. Однажды в Амене он нашел где-то толстенную книгу... Хотя где-то - это не совсем верно, когда твоей наставницей является полудемон, которая при любой возможности затягивала юного мага в легенды о своем народе, чем очень не нравилась Райверу. Так вот, толстенную книгу. Он сначала вычитывал ее вдоль и поперек, практически забывая про сон и еду, а потом часами рассказывал вампиру что-то про историю демонов, негативную энергию, правду о вторжении оборотней и прочую Шерронскую муть.
Приятно из-за заклинания Миалкаль оказаться где-то на грани восприятия и так неожиданно вспомнить что-то подобное перед тем, как ощутить новый приступ тошноты из-за активации и прохождения через портал. Падения через портал, если быть точнее. Лучше так, чем оставаться на корабле с самодовольным пиратом без возможности что-либо сделать.
Бросок на портал = 11 (бросок в конфе, потому что видео, где моя кошка после броска перебросила 11 на 1 - лучший мем, который мог произойти)
Боргаф даже не шелохнулся, когда его вынужденные спутники оказались перемещенными в иное место.

–> Порт

+2


Вы здесь » Риантрая » Южный океан » Корабль "Эбонитовый Сокол"